Погода
Погода
1 C°, ветер 5 м/с
Коронавирус
Коронавирус

146 056 +118 за сутки

Курс валют
Курс валют
EUR 55.72 USD 58.45
Салехард – Надым
Салехард – Надым

Дорога открыта

Аксарка - Яр-Сале
Аксарка - Яр-Сале

Дорога закрыта

Лабытнанги - Теги
Лабытнанги - Теги

Дорога закрыта 

Коротчаево - Красноселькуп
Коротчаево - Красноселькуп

Дорога закрыта 

Благодаря его поддержке Обдорск стал Салехардом

Благодаря его поддержке Обдорск стал Салехардом

Есть повод вспомнить о замечательном человеке – одном из создателей Ямало-Ненецкого округа Иване Фёдоровиче Ного. Его считают также одним из первых ненецких литераторов и предпринимателей-экономистов. В начале октября этого года исполнится 75 лет со дня его смерти. Вся его судьба была связана с Обдорском-Салехардом.

                    

Ного и драматургия

 

Творчество Ивана Ного непосредственно связано с созданием ненецкой и литературы, и её драматургии. В тридцатые годы он создаёт пьесы на родном языке «Шаман – Тадибе», «Ваули Пиеттомин» – о восстании ненцев. Его произведения ставились до и после войны на сцене Окружного дома культуры, а музыку к ним написал известный в Салехарде Борис Манн. И возможно, где-то в архивах сохранились нотные записи музыки этих постановок. А машинописные тексты пьес находятся в архиве МВК им. Шемановского. Также в архивах хранятся созданные на родном и русском языках драматические произведения Ивана Ного «Исправник Лев Ямзин», «Тамбей», «Похождения старого солдата» (1946 год, 28 страниц), «Первая товаро-обменная торговля в Обдорске» (1947 год, 51 страница), но они не изданы для читателя и пользования историками и театралами.

 

А представляют они не только литературный интерес. Так, например, пьеса «Ваули Ненянг Пиеттомин» – о восстании ненцев в сороковых годах XIX века, где много реальных исторических персонажей. Среди них – Никифор Ямзин, который принимал участие в задержании Ваули. А в 1845 году исправник ходил на поиски убитого охотниками «снежного человека», но не нашёл его. А комедия «Исправник Лев Ямзин» – о событиях начала XX века, когда в Обдорск сослали Льва Троцкого, но он по пути сбежал из Берёзова. И вероятно, со Львом Ямзиным (1858–1930) – это сын Никифора – Иван Ного мог быть знаком.

 

Лев Ямзин – известный человек в Тобольской губернии. Он умер в 1930 году, они могли столкнуться с Иваном Фёдоровичем при жизни. К этому времени Ного уже руководитель структур власти и активный, любознательный человек (подробнее в статье Валерия Белобородова «Ямзины», журнал «Югра» № 3, 2004 г.).

 

Записные книжки и другие архивные материалы содержат много зарисовок, рассказов, очерков Ивана Ного на родном и русском языках. Но до сих пор в ямальском и российском литературоведении вклад Ивана Ного в создание ненецкого литературного языка, ненецкой литературы и драматургии не изучен, его произведения даже не опубликованы на родном и русском языках.

 

Доктор филологических наук Наталья Цымбалистенко неоднократно высказывалась, что уникальные драматургические произведения Ивана Ного на ненецком языке необходимо ставить сегодня на сцене в современном прочтении. Большой интерес к наследию Ивана Ного, Романа Ругина, Анны Неркаги проявляли во Франции. Кстати, несмотря на большое число ненецких авторов в регионе, на сегодня это более двадцати человек, до сих пор нет собрания сочинений с материалами их творчества на родном и русском языках, поэтому и нет возможности отследить развитие ненецкой литературы и поднимаемые ею темы. Но вернёмся к нашему герою.

Иван Ного – организатор литературного процесса

 

В округе и Салехарде в тридцатые годы прошлого века стали набирать силу социально-образовательные программы Советской власти. С развитием экономики, решением ряда задач по изучению и развитию Севера стало увеличиваться население, рос его общеобразовательный и культурный уровень. В городе действовали нацио­нально-педагогическое училище, зоо­ветеринарный техникум, несколько школ, работали Дом культуры народов Севера, Дом культуры рыбозавода, а к концу тридцатых годов в Салехарде действовало уже более пятидесяти различных организаций. Росла образованность коренного населения, и отправляли на Север также более-менее грамотных и увлечённых людей.

 

Свой вклад в такое преображение края вносил и Иван Ного, который имел отношение к ряду культурно-образовательных инициатив в городе и регионе. Иван Ного стал делегатом первой конференции писателей и журналистов Сибири в Омске. После неё 30 сентября 1940 года в Салехарде прошло первое общегородское собрание литературных и журналистских сил, по его итогам Иван Ного организовал первое среди национальных регионов Севера творческое литературное объединение в городе. На учредительной конференции были приняты устав и другие важные документы, избрали бюро объединения, председателем которого стал Иван Ного. В состав объединения вместе с ним вошли Илья Дмитриевич Окотетто (он работал в газете и погиб в 1945 году), Полина Ефимовна Мартьянова и Александр Евгеньевич Стопкевич – представители педагогического училища, Мария Ивановна Базова – преподаватель зооветтехникума, Александр Ильин, Николай Иконников, Борис Евгеньевич Сорокин с консервного комбината, Сергей Васильевич Сабуров, В. Денисенко, директор педагогического училища Пётр Степанович Чемагин, М.Ф. Азанов, Константин Дмитриевич Мурачковский, Василий Иванович Разумов – из редакции, Пётр Хатанзеев, Иван Истомин – и от Ивана Ного он пошёл в литературу. А Пётр Чемагин в начале тридцатых, направляясь в Салехард из Сургута, спас трёх сестёр Айваседо – Марию, Александру и Анну. Он устроил их в педучилище, затем они окончили Институт Севера в Ленинграде и стали педагогами в Пуровском районе.

 

В литературном объединении Салехарда собралась активная, творческая публика. Уже в октябре прошло заседание по теме «О задачах советской литературы». Омское литературное объединение известили о данных событиях. Также в 1940 году о салехардских литераторах стало известно в Союзе писателей СССР, и в ноябре к Ивану Ного поступил запрос из Бюро национальных комиссий СП СССР, в котором, «узнав, что на Ямале работают ненецкие писатели», просили сообщить им о персональном составе объединения, творческих работах и планах деятельности объединения. Также поступил запрос из журнала «Сибирские огни» с тем, что редколлегия формировала портфель для публикаций в 1941 году и просила представить информацию о произведениях для включения в план. Ответы на все запросы были отправлены, но в июне 1941 года началась война…

 

И всё-таки творческие планы начала сороковых получилось реализовать. Они предусматривали установление связей с Омской писательской организацией и редакциями газет округа для выявления творческих кадров, а также лекции о задачах советской литературы, практические лекции о стихосложении, особенностях литературных жанров – рассказа, очерка. Тогда были представлены творческий отчёт Ивана Истомина по его рассказам, лекции по ненецкому фольклору, разбор рассказа «Трубочист» Ильина, чтение глав книги В. Денисенко «Казым-Юган». В конце 1940 года Пётр Хатанзеев был направлен в творческую командировку в Катравож и Пельвож для сбора фольклора народа ханты, а Константин Мурачковский и Илья Окотетто направились в Приуральский район для записи ненецкого, хантыйского и коми фольклора. Пётр Чемагин и Мария Базова занимались обработкой устного народного творчества в Салехарде. Работы по сбору и обработке фольклора они выполнили, но все их записи затерялись в годы войны.

 

Созданием в Салехарде литературного объединения Иван Ного сделал большой шаг в общекультурном развитии региона, но дальнейшему процессу помешала Великая Отечественная: кто-то из членов объединения погиб на фронте, кто-то вернулся, как Пётр Чемагин и Александр Стопкевич, но им было уже не до литературы. И возродилось объединение ямальских литераторов только много лет спустя после войны с участием уже новых творческих личностей. Так, с Иваном Ного в канун войны часто встречался Юрий Прибыльский, его отец работал с Иваном Фёдоровичем, и рассказы старшего товарища повлияли на формирование личности будущего учёного, который в 1944 году ушёл на фронт, а из армии вернулся в 1950-м.

 

Война нещадно искорёжила жизнь всему нашему народу и лично Ивану Ного: он забросил свои литературно-исторические занятия и работал только на Победу. Он ездил по тундре, один за другим перенёс два тяжелых инсульта и стал инвалидом первой группы, но не переставал трудиться, сохранив ясную голову. Были у него и личные горести – на войне погиб приёмный сын. Его дочь Наталью Иван Ного удочерил и дал свою фамилию, помог получить первое образование. Тяжело был ранен и второй приёмный сын. Пенсии по инвалидности семье Ного не хватало, и он с трудом взялся за работу в окружном архиве. После обращения за помощью в областной отдел социального обеспечения ему помогли со средствами на ремонт дома, но получить её Иван Фёдорович не успел – умер. Уже после войны, будучи тяжело больным и готовясь к встрече со школьниками, он записал 25 августа 1947 года как завещание или послание к молодёжи: «Постоянно расширяйте умственный кругозор – он поможет вам больше и глубже любить жизнь и понимать её».

 

Иван Ного скончался в начале октября 1947-го и похоронен на старом кладбище Салехарда. Решением исполкома Ямало-Ненецкого окружного Совета депутатов его имя присвоено бывшей улице Больничной, на которой и стоит домик, где он доживал. Вполне возможно установить мемориальную табличку в начале улицы, названной его именем, как сделано сотрудниками УМВД по ЯНАО на улице имени Ивана Глазкова – первого милиционера Ямала, убитого в 1921 году, и как сделано на улице имени Кузьмы Пермякова. Сам памятник Ивану Ного на кладбище в неухоженном состоянии. Но, по словам научного сотрудника и общественника Германа Бардина, составлена смета и подана заявка на финансирование проекта об установлении монумента в 2022 году выдающемуся представителю ненецкого народа и Ямала.

23 июня 2022 11:52
Газета "Полярный круг"
Автор Юрий Морозов ГА ЯНАО ФП-2-19, по оригиналам из ГБУ ТО «Государственный архив», город Тобольск
23 июня 2022 11:52
Газета "Полярный круг"
Автор Юрий Морозов ГА ЯНАО ФП-2-19, по оригиналам из ГБУ ТО «Государственный архив», город Тобольск